Интернет как Миф

 

Решил немного поумничать. Как говорят коллеги, «Поднять планку» 🙂 Недописанная кандидатская по философии не дает покоя 🙂 Нежелающие воспринимать этот дискурс, просто пропускайте посты с тегом «умничание» :).

Размышляя о сущности интернета, я поставил бы его в один ряд со следующими явлениями в филогенезе человечества, расположу их по порядку возникновения: участие в ритуалах, мифы, сказки, искусство, театр, и новоприобретённое — медиа.

Всю эту группу, с моей точки зрения, объединяет несколько признаков.

1. Все эти грани жизни прямо удовлетворяют, как минимум, одну потребность. Для древних феноменов – это получение эмоций, сексуальная разрядка (мифы и ритуалы). Для явления из новейшего времени, медиа — удовлетворение также и информационной потребности (наряду с получением эмоций, к примеру).

2. Они содержат нереальное, воображаемое. И тут я не знаю, что было первично — особенность психики, по которой нет разницы между реальностью и воображаемым или возникновение этих сфер жизни?

3. Наличием символических действий, которые человек совершает сам или которым сопереживает. Что, собственно, и дает динамику и — иногда — удовлетворение.

Эти три элемента сливаются в один, очень важный процесс. Человек, будучи поглощен любым из этих феноменов, удовлетворяет те потребности, которые заблокированы реальностью в текущий момент. Т.е, погружаясь в мифы, участвуя в ритуалах, созерцая произведения искусства, смотря кино и, наконец, пользуясь интернетом, каждый удовлетворяет какие-то свои потребности способом, отличным от прямого.

Я могу разряжать агрессию, не нанося вред вызвавшему ее, а прочитав статью, где случается что-то плохое с представителем социальной группы обидчика. Я могу посмотреть на символический половой акт и испытать сексуальную разрядку. Получить 100500 «лайков» и почувствовать, что группа меня принимает. Ключевое в этих примерах то, что, с одной стороны, я получаю разрядку.

Но, с другой – не совершаю действий и не получаю результат, предусмотренный сформированной потребностью. В случае обиды, например, агрессия (по Лоренцу) должна обеспечивать мне соответствующую позицию в социальной иерархии. Но, по ряду причин, я ее не проявляю в сторону обидчика и прочитанная статья не улучшит моего места в социальной группе. Символический секс не идентичен реальному половому акту. «Лайки» не связаны с принятием группы.

Рассматривая интернет, как «наследника» масштабных феноменов, я планирую рассмотреть три вопроса, которые возникают в этой связи:
1. Что интернет заимствует от своих предшественников? От чего архаичного он не избавлен?
2. Что нового он привнес? Чем он отличается от своих предков?
3. Какие перспективы он открывает? Что изменит в жизни человека с точки зрения глобальных процессов?

Начну в следующей статье этой темы с анализа общих черт интернета и сформировавшихся ранее сфер жизни.